что кто и schkola O proekte gugunet straniza

WOlga

(берлинская художница)

WOlgaЯ сижу на диване, подобрав ноги, и любуюсь, как по большому белому листу скользит кисть. Периодически кисть ныряет в баночку с черной тушью и снова возвращается на бумагу и продолжает кружить, резко взлетать, перемещаться с одного угла к другому.
Кажется, что художница рисует по заготовленным линиям, но, нет, так безошибочно водит кистью вдохновение.

     Мне повезло, я отношусь к тем немногим лицам, которым есть доступ в  мастерскую моей младшей сестры. Кроме того, я отношусь и к тем счастливчикам, которым Ольга иногда открывает мир своих мыслей. Поэтому, я знаю, какой ценой достается каждый новый поворот в творчестве, каждое решение провести выставку и обнародовать свои идеи.
Удивительное для меня не то, что она художница, а то, каким она видит мир. Мы вместе росли, одни и те же лица окружали нас обеих, каждый день любовались одним видом из окна, ходили в одну и ту же школу. И, тем не менее, что-то во всем она видела и видит по-другому.  Для нее творчество – это иллюстрирование своих размышлений.

WOlga


Она мыслит, и выражает это в рисунках, делает «мыслимое» видимым.
Еще в берлинском училище все дискуссии на ее обязательных зачетных выставках велись не по поводу ее техники, собственно цели учебы, а по поводу концепции выставки,  направления развития взглядов студентки. Пристрастные пытались выискать схожесть с тем или другим художником, пытались доказать, что она сама, как и уровень понимания искусства на постсоветском пространстве находится на уровне начала двадцатого века, сравнивая то с Кандинским, то с Бедсли, то выискивая в ее узорах влияние работ Альфонса Мухи. Пытались «классифицировать», определив к какой-нибудь ветке.  Беспристрастные просто признавали, что студентка развивается, идет своим путем. И если схожесть в чем-то есть, то это объясняется схожестью мысли, которая и отображается в работах: выбор темы или материала.Все ярлыки отпали на первой персональной выставке, где в смелых линиях уже видна Ольга (WOlga), узнаваема, индивидуальна. Подавляющее число работ - черная тушь. Женские образы переданы малым количеством штрихов и  линий. И что интересно, вроде бы тема - обнаженная натура, но смотришь на работы и видишь личности. Вот полная женщина, но вся ее поза  – грусть, скорбь. И, кажется, что вся ее жизнь известна зрителю. И даже легко  представляешь себе, как после часов в мастерской она спешит домой, укрыться и побыть в одиночестве.
Рядом женская фигура задрапирована узорчатым плащом. Она отвернулась. Кажется равнодушной. Но нет - тут в узорах замечаешь кокетливо выставленную туфельку.
А на этой работе за тремя линиями угадывается образ юной женщины, задумавшейся о судьбе.

2006


Во многих работах проскальзывает юмор. То мелькает «неуместный» предмет – лопата. Или на одной работе – лежащая «центнерная»  модель – показана сразу с трех сторон, и кажется, что это одна натурщица, а три толстушки так снисходительно смотрят друг на друга.
Каждый раз, входя в  мастерскую сестры, я ожидаю увидеть необычное.
Неизвестность, непредсказуемость – это особая радость от  жизни рядом с творческой личностью. Постоянно в напряжении и ожидании: что же будет дальше?   
Сегодня на рисунках художницы образы все больше меняют свой облик, индивидуальное, Ольгино, все более и более кристаллизируется. Появляются экспрессивные позы, более выразительные линии. Не смотря на удачные пробы в живописи маслом, тушь остается ее главным материалом.

             Я смотрю на Ольгу за работой, как она отрешена в этот момент  от всего внешнего и целиком сосредоточена на своей мысли, как она стремительно пытается ее запечатлеть на бумаге. И спрашиваю себя, что она видит, куда ведет художницу «ее тропа».
Мне это покажет время.

Светлана Видерхольд
Берлин, 24.08, 25.11.2008


 

О проекте точка Автор сайта точка © Светлана Видерхольд